Тревога - персональная и мировая
Перемены, которые стремительно происходят в мире превратили кривую тревожности человечества в американские горки. Уровень тревоги, который на данный момент преобладает у каждого из нас, в большей степени зависит как от внешних, так и от внутренних показателей, которые то понижают, то повышают его у жителей мира.
То, что возможно долгое время было скрыто в потаённых уголках разума в спокойные времена, "встрепенулось" под действием информационных потоков, летящих, как перепуганная стая птиц, отдавая тревожными нотами.

Чем дальше, тем мир становится нестабильнее, усиливая человеческую тревогу. Давно стало очевидным, что размеренного покоя нам никто обеспечивать не собирается. Наоборот, вокруг всё бурлит и кипит. Нам труднее строить прогнозы, планировать, стабилизировать. Трудно предсказать, что будет. Может, завтра снова скажут про изоляцию? Что будет с медициной? С курсом? Со свободой перемещения? С экономикой... И так далее. Не удивительно, что фобии сейчас оживились.

Когда ситуация более-менее стабильна, то мы, как правило, справляемся со своей тревожностью, подавляя её различными способами. Известно, что по своей природе человек не только стремится к удовольствиям, но и с помощью них скрывается от неприятностей. Это отчасти помогает не смотреть в глаза собственным тревогам.

Сейчас, когда перемены происходят на мировом уровне и касаются каждого, страхи обнажились. Игнорировать их стало гораздо труднее, это практически невозможно. У них своя функция, они сигнализируют нам в первую очередь о переменах, возможно необходимых именно вам.

Именно поэтому сейчас будет лучше, если вы не будете пытаться убегать и прятаться, а прямо посмотрите в глаза свои страхам и попробуете понять - как они выглядят? Сейчас самое время прислушаться к ним, понаблюдать, описать. А чтобы окончательно не напугаться от встречи, наблюдайте, но не оценивайте.

У нашего народа тревога заложена поколенчески, наши люди не умеют спокойно жить. В каждой семье есть истории тех, кто пережил войну, голод, репрессии, переселения и прочие напасти. Есть такой семейный миф, известный семейным психологам - "выживальщики". Его описала основательница системной семейной психотерапии в нашей стране, Анна Яковлевна Варга, и характерен он именно для нашей страны.

Семейный миф - это форма описания семейной идентичности, некая объединяющая всех членов семьи идея. Это те знания о "нас", которые известны всем членам семьи, все поддерживают и разделяют их. Миф отвечает на вопрос кто мы, какие мы? Что мы ценим, что думаем о других и о себе, что у нас принято и не принято делать, что принято и не принято думать.

Для "выживальщиков" более подходят парадоксальные ритуалы, возвращающие их в ту нищету, от которой они так старались уйти. В кризисе они отлично знают и моментально ориентируются в том, что делать и как выживать. В истории таких семей, поколенчески передавалось и рассказывалось - как перенесли голод их предки, когда все остальные голодали, как они спасались... Как выживали и выжили.
Сейчас мир подбросил нам серьезные причины для беспокойства. Обострились панические настроения. Многие страхуются, кто как умеет. У кого-то запасы продуктов на несколько лет, кто-то уехал, кто-то запасает наличку, а кто-то в принципе все отвергает. Суть одна - каждый действует, исходя из личного и семейного опыта.

На самом деле голод явно не начнется. Но «мозг ящерицы» (те самые архаичные структуры нашего мозга, включающиеся в такие моменты, когда впереди неизвестность, возможно - опасность), а также семейная память - запускают страх.

Дело в том, что пища, свобода перемещения и свобода слова относятся к базовым ценностям. Они - основа безопасности и спокойствия любого живого существа. И когда нам "бьют" по ним, архаичные страхи включаются, заявляя о грозящей опасности. Ведь согласитесь, так сложно оставаться спокойным и рассуждать логично, когда базовые потребности находятся под угрозой.

Есть люди, которые ни разу в жизни не голодали, но они отреагировали моментально, накупив продуктов на пару лет вперёд, сообразив, где и как они их будут хранить. И если заглянуть в их семейную историю, то мы, скорее всего ясно увидим там семью прабабушки, которая выживала в военные годы и, очень может быть, именно её семья оказалась единственной, среди немногих выживших из всей деревни. После такой находки, становится очевидно, что в момент кризиса, этот человек смотрит на ситуацию и вообще на мир, глазами той прабабушки, пережившей голод и войну.

Поэтому иногда, бывает очень полезно разобраться и назвать вещи своими именами. А если мы сможем осознать свои страхи, проговорить их, возможно, обсудить с собой и со своими близкими, то и с чувствами будет справиться проще. И, даже если тревога будет зашкаливать, теперь вам будет понятно, почему так происходит.

Анна Лавьер, семейный психолог

Источник: https://www.psysovet.ru/articles/1365