анна лавьер
Домашнее насилие - жизнь на минном поле
Он то нападал в приступе ярости, то настойчиво просил прощения, умолял вернуться, присылал букеты цветов. Шло время. Однажды я чётко ощутила, что живу в ожидании удара, каждое мое слово, каждое действие могло привести к вспышке ярости. Я совсем не знала как "нужно" себя вести. Даже когда казалось, что всё идеально, он находил повод. Я жила как на заминированном поле, боясь сделать "неверный" шаг.
"Делаю что хочу и когда хочу." - абъюзер

Повторяющиеся циклы насилия, в которых прерывистое усиление вознаграждения и наказания создаёт мощные эмоциональные связи, устойчивые к изменениям, порождают прочную связь.

Патрик Карнес, специалист в сфере сексуальной зависимости, для описания злоупотребления страхом, возбуждением, сексуальными чувствами и сексуальной физиологией, с целью запугивания другого человека, разработал термин "травматическая привязанность".

Иными словами, травматическая привязанность - это сильная эмоциональная связь между подвергшимся насилию человеком и его или её обидчиком, сформированная с результате цикла насилия. Эти отношения, основанны на неравном распределении власти, в которых тот, кто находится у власти, попеременно оказывает давление - бьет, угрожает, злоупотребляет и запугивает того, кто не имеет доступа к власти. Тем самым насильник создаёт у жертвы сильнейшую эмоциональную зависимость от агрессора.

Любая ситуация, где имеется взаимодействие насильника и жертвы имеет две общие составляющие: это дисбаланс власти и прерывистость насилия, а именно чередование периодов агрессии и её отсутствия.

При дисбалансе власти, один партнёр находится в позиции сверху, а второй в состоянии подчинения. Вне зависимости от того, какие вылазки предпринимает агрессор: бьет свою жертву, высмеивает или применяет иные методы, его действия должны держать ее в страхе. Как правило они возникают неожиданно и почти не поддаются логическому объяснению.

Со временем, по мере увеличения дисбаланса, для погружения в состояние страха, женщине уже будет достаточно одних только воспоминаний о прошлых актах насилия. Они будут заставлять её смотреть на насильника как на всемогущую фигуру, а на себя как на существо беспомощное и зависящее от "могущественного" агрессора. Партнер же, держащий власть в своих руках, будет самоутверждаться и приобретать идею собственного величия.

Другой не менее важной составляющей, усиливающейся эффект травматической привязанности, является периодичность абьюза, а именно чередование физического насилия и актов примирения и вознаграждения (фаза раскаяния). Фаза раскаяния как правило рассматривается как позитивная ситуация и ассоциируется у жертвы с прекращением агрессии, что подкрепляет травматическую связь. Со временем, достижение этой ситуации, становится желаемой целью, которой необходимо достичь, в процессе постоянного повторения циклов насилия.

В случае разрыва отношений, женщина как правило крайне остро нуждается в поддержке и сочувствии. Вдали от партнёра, с увеличением времени разрыва отношений, чувство страха у неё начинает постепенно угасать, а возникающая фигура поддерживающего, любящего, заботящегося партнера оказывается как нельзя кстати. И в тот момент, когда положительная составляющая - мнимое раскаяние, имитация влюбленности, ощущается как необходимое и главенствующее в отношениях, а страх отступает на задний план, то женщина принимает решение возобновить отношения.

Они оба занимают свои привычные роли и цикл насилия вступает в свои права.

С течением времени период примирения и "медового месяца" будет сокращаться, нотки раскаяния у насильника будут угасать, а периоды напряжения и агрессии растягиваться и проявляться все чаще и чаще, что дезоринтирует жертву окончательно.
____________________

P.S. Как известно, межличностное перемещение цели от одного чувства к противоположному и обратно, несколько раз, в ходе разговора с целью усиления связи связано с гипнотерапией.

Анна Лавьер
Семейный психолог, психотерапевт

.